АРГУМЕНТЫ К ИТОГОВОМУ СОЧИНЕНИЮ 2016-2017

 

А. Приставкин. Ночевала тучка золотая (фрагмент, читается за 10 минут).

 

 

Телега была распряжена, а лошадь паслась рядом, среди кукурузных зарослей. Сам Демьян отчего-то сидел на земле и озирался по сторонам. Лицо его было растерянным, даже бледным.

Братья нехотя спрыгнули с телеги, подошли.

- А где колония?

Но Демьян странно замахал руками, показывая, чтобы они подошли еще ближе и присели.

- Ти-хо! Тихо, я сказал... Там ваша колония! - И показал рукой в сторону. - Только там... это... пусто!

- Как пусто! - спросили братья, уставившись на Демьяна. - Что пусто?

- Пусто, да и все! - отрезал шепотом он. - Сходите, если хотите. На дорогу не высовывайтесь... Поняли?

Братья постояли, тупо размышляя. Ни до чего они не додумались. Повернули, не сговариваясь, пошли. Шли свободно, как гуляли, места были теперь знакомые, свои.

Метров через пять - десять кукуруза поредела и стала видна колония: большой двухэтажный дом. Удивляла тишина. Не слышно было ни одного голоса, а уж здесь всегда стоял ор, и крик, и визг, слышимые за километры.

Тих был дом, никто не торчал в окнах. Они прошли вдоль стены дома, завернули за угол и замерли. Странный был у этого двора вид. Он был завален барахлом, будто в эвакуацию. Могло показаться, что собирались удирать: вынесли, навалили горой и койки, и матрацы, и столы, и стулья, а потом все бросили да сбежали. И - тихо. Какая-то неживая тишина. Только сверху, будто с неба, доносился равномерный колокольный звон: бом, бом...

Может, бомбежка какая? Может, немцы откуда-нибудь свалились? Может...

Демьян, к счастью, сидел там, где его оставили. Он лишь резко, испуганно обернулся, когда они появились.

- Шут с ними, - пробормотал, будто опять не братьям. - Не до них! Свою голову надо спасать!

- Свою... Чево? - спросил Сашка.

Но Демьян сделал знак молчать, приставив палец к губам. И направился в чащу кукурузы, стараясь обходить каждый просвет, каждую поляну. С оглядкой, сторожко, как делают, наверное, на войне разведчики. Они сразу поняли, что двигался он к Березовской. Значит, к дому.

- Дурачки! Жить, что ли, надоело! Тогда, вон, дорогой ходи... Они шею враз свернут!

- Кто? - спросил Сашка, вытаращив глаза. Никогда он не видел такого рассерженного, а скорей испуганного взрослого мужчину. Он-то всегда думал, что взрослые, да еще бывшие солдаты, бояться не могут.

- Кто! Кто! - произнес все тем же злым шепотом Демьян. - А вы что - не поняли? Тут они! Рядом ходють. - И оглянулся по сторонам. А Кольку еще мучил понос. Он поминутно останавливался, садился и пыхтел, глядя в густеющих сумерках на уходящего Сашку жалобными глазами. А Сашка, хоть и знал, что Кольку не бросит, но спешил вслед за Демьяном, стараясь не упустить и его, поворачивая голову то вперед, то назад. В такой момент все и произошло.

Все это произошло в мгновение. Он и сообразить не успел, И штанов надеть не успел. Сбоку, прямо над кукурузой появилась лошадиная морда. Сидя, как был, он смотрел на эту морду, а та уставилась красным недоверчивым глазом прямо на него. И вдруг там, над лошадью, он сразу не заметил всадника, темную его тень, зычно, гортанно пролаяло: "Гхе-ей! Гхе-ей! Гхе-ей!" Вот когда дошло! Надо было вскочить и бежать. Он понял, что его нашли, сейчас его схватят. Колька мелкой рысцой побежал по зарослям, поддерживая руками штаны. А где-то рядом, за спиной снова пронесся гортанный вскрик и лающее:"Гхе-ей! Гхе-ей! Гхе-ей!"А потом треск, шум, топот, грохот... Погоня. Он бежал, смешно подпрыгивая и поддерживая штаны. Потом дыхание его кончилось. И кончились его силы. Он упал в какую-то ямку и даже шевельнуться не мог. Неподвижность поразила его.

Было утро, теплое, без единого облачка, без ветерка. В голубом, по-утреннему размытом небе четко вырисовывались близкие горы. Колька отряхнул землю со штанов, осмотрелся, даже подпрыгнул, чтобы разглядеть, в какой стороне Березовская. Сашка и Демьян не могли уйти далеко и тоже, если догадаются, пойдут в Березовскую. А может быть, они уже там?

На пути стоял колодец с круглой бетонной нишей и ведерком, немного помятым, на крюке. Колька наклонился над черной дырой, в дальнем конце которой маслянисто поблескивала вода. Взял ведерко, но вдруг увидел, что ведерко вымазано в чем-то густом, жирно-красном... И отпрянул.

И тут он увидел Сашку. Сердце радостно дрогнуло у Кольки: стоит в самом конце улицы Сашка, прислонясь к забору, и что-то пристально разглядывает. На ворон, что крутятся рядом, загляделся, что ли? Теперь Колька свистнул и усмехнулся: "Во-о, Сашка уж и свиста неслышит, оглох! Стоит, как статуй!" Колька побежал по улице, прямо к Сашке, а сам подумал, что хорошо бы потихоньку, пока Сашка ловит ворон, это с ним и прежде бывало, зайти со стороны забора да и гаркнуть во весь голос: "Сдавайся, руки вверх - я чечен!"

Но на подходе стал замедляться сам собой шаг: уж очень странным показался вблизи Сашка, а что в нем было такого странного, Колька сразу понять не мог. То ли он ростом выше стал, то ли стоял неудобно, да и вся его долгая неподвижность начинала казаться подозрительной. Колька сделал еще несколько неуверенных шагов и остановился. Ему вдруг стало холодно и больно, не хватило дыхания. Все оцепенело в нем, до самых кончиков рук и ног. Он даже не смог стоять, а опустился на траву, не сводя с Сашки расширенных от ужаса глаз.

Сашка не стоял, он висел, нацепленный под мышками на острия забора, а из живота у него выпирал пучок желтой кукурузы с развевающимися на ветру метелками.

<…>

Он плакал, и слезы застилали ему прекрасный вид на горы и на долину, открывавшийся вместе с восходящим солнцем. Он прилег в уголке, в доме, на полу, ничего под себя не подстелив, хотя рядом валялся матрац и подушка тоже валялась. Свернулся в клубочек и впал в забытье. Временами он приходил в себя, и тогда он звал Сашку. Он открывал глаза и видел Сашку, который тыкал ему в лицо железной кружкой. Колька мотал головой, и вода проливалась ему на лицо. Сашка просил, ломая свой язык. "Хи... Хи... Пит, а то умырат сопсем... Надо пит водды... Хи... Пынымаш, хи..."Колька делал несколько глотков и засыпал. Сашка накрывал брата чем-то теплым и исчезал, чтобы снова возникнуть со своей кружкой.

Однажды Колька открыл глаза и увидел незнакомое лицо. Верней, лицо было ему знакомо, потому что у Сашки, когда он тыкал кружкой в губы, оно оказывалось вдруг такое странное, чернявое, широкоскулое... Но раньше это почему-то Кольку не смущало. А тут Колька лишь взглянул и понял: никакой это не Сашка, а чужой пацан в прожженном ватнике до голых колен сидит перед ним на корточках и что-то бормочет.

- Хи, хи, - бормочет. - Бениг... Надто кушыт... А не пымырат...

Колька закрыл глаза и опять подумал, что это не Сашка. А где тогда Сашка?

Голоса своего не услышал, но чужой голос он услышал.

- Саск нет. Ест Алхузур... Мына так зыват... Алху-зур... Пынымаш?

Потом он опять спал, ему виделось, что чернявый, чужой Алхузур кормит его по одной ягоде виноградом. И кусочки ореха в рот сует. Однажды он сказал:

- Я, я Саск... Хоти, и даэк зыви... Буду Саск... И опять орех жевал...

И по одной ягоде виноград давил прямо в губы.

- Я Саск... А ты жыват... Жыват... Харош будыт... И Колька первый раз кивнул. Дело пошло на поправку.

Алхузур откликался на имя Сашка, оно ему нравилось. Колька лежал в углу на матраце, куда его перетащил Алхузур, накрыв вторым матрацем.

Когда раздался грохот и влетел Алхузур, лицо его было искажено. Он споткнулся, упал, вскочил, снова упал и так остался лежать, глядя на дверь и вздрагивая при каждом шорохе.

Колька голову поднял.

- Ты что? - спросил. - Ударился? Не ушибся? Но Алхузур, не отвечая, натянул на себя с головой матрац и затих под ним.

- Оглох, что ли! - крикнул Колька сердито. Алхузур повернулся лицом вниз, а руками закрыл голову. Будто приготовился к самому худшему.

- Ну, ты даешь! - сказал Колька и попытался встать. От слабости его качало. На четвереньках дополз до оконного проема, подтянулся, со звоном осыпая осколки стекол на пол. В вечерних сумерках разглядел он двор и на нем группу солдат. Один из возчиков огляделся и направился в сторону их дома.

Колька увидел, отпрянул, но не успел спрятаться под матрацем. Так и остался сидеть на полу.

Солдат не сразу заметил Кольку. Сделал несколько шагов, осматривая помещение, и вдруг наткнулся взглядом на Кольку. Даже вздрогнул от неожиданности.

- Эге! А ты чего тут делаешь? - спросил удивленно. Солдат был белобрыс, веснушчат, голубоглаз. От неожиданности шмыгал носом.

- Живу, - отвечал Колька хрипло.

- Живешь? Где?

Солдат-то был востроглазым. Он давно заметил, как подергивается матрац на Алхузуре. И пока беседовал, несколько раз покосился в его сторону.

- А там кто прячется?

Он тянул время, чтобы получше соврать. Выпалил первое, что пришло на ум.

- А-а, под матрацем... Так это Сашка лежит! Брат мой... Его Сашкой зовут. Он болеет. - И добавил для верности. - Мы оба, значит, болеем.

Солдат постоял над Колькой, все медлил уходить:

-А я, значит, санитаров пришлю .. Завтра. Ну, бывай!

Лишь когда стемнело, Алхузур выглянул в дырку из-под матраца. Он хотел убедиться, что солдата уже нет.

Колька крикнул ему:

- Вылезай... Нечего бояться-то! Теперь ты мой брат, - сказал, подумав, Колька. - Они завтра придут за нами, фамилию спросят, а ты скажи, что ты Кузьмин... Запомнишь?... Сашка Кузьмин, вот кто ты теперь!

- Я Саск, - подтвердил Алхузур. - Я брат Саск... Я бегат буду... Ат баэц... - Алхузур у чечен - пытыца, так зави. Он лытат будыт... Хоры. Алхузур не лытат в хоры и ему... бум...

Он выразительно показал пальцем, изобразив пистолет.

- А я тебе твердю, - сказал, разозлившись, Колька. - Если я есть, значит, и ты есть. Оба мы есть.

<…>

Колька проснулся и не мог понять, что же происходит. Над ним стоял Алхузур и еще какой-то мужчина, в рыжей бараньей шубе, в зимней шапке и с ружьем в руках.

- Спыш, да? - кричал мужчина странным переливчатым голосом, который шел прямо из горла. - С рускым свиным спыш? Да? А сам чычен, да?

Алхузур тянул его за руку, державшую ружье, это ружье он направлял на Кольку.

Спросонья Колька ничего и не понял. Он глаза протер и хотел подняться, но мужчина пхнул ногой, и Колька полетел наземь, больно ударился плечом.

- Лыжат! - закричал мужчина громко. - Стрылат буду!

Он опять наставил на Кольку ружье, и Колька лег, глазами в землю. Так он лежал и слышал, как кричал мужчина и кричал Алхузур. Но Алхузур громко говорил по-своему, а мужчина отвечал ему по-русски, наверное, чтобы слышал Колька. Чтобы ясно ему было, что его сейчас убьют.

Мужчина гремел:

- Мой зымла! Он на мой зымла приходыт! Мой дом! Мой сад! А я стрылат за то... Я убыват...

- Ма тоха цунна! - кричал Алхузур. - Не убей! Он мынэ от быэц спысат... Он мынэ брат называт... - Ми брат! Ми брат! - выкрикнул Алхузур.

Горец посмотрел на Кольку, на Алхузура и добавил по-русски:

- Его убыт надта! Он будыт быэц прывадыт!

- Ма хеве со, - крикнул Алхузур. И заплакал. Так и было: Колька лежал и смотрел на мужчину, на ружье, а рядом плакал Алхузур. Колька без страха подумал, что, наверное, его сейчас убьют. Как убили Сашку. А они с Сашкой снова встретятся там, где люди превращаются в облака. Они узнают друг друга. Они будут плыть над серебряными вершинами Кавказских гор золотыми круглыми тучками, и Колька скажет:

- Здравствуй, Сашка! Тебе тут хорошо? А Сашка ответит:

- Ну, конечно. Мне тут хорошо.

- А я с Алхузуром подружился, - скажет Колька. - Он тоже нам с тобой брат!

- Я думаю, что все люди братья, - скажет Сашка, и они поплывут, поплывут далеко-далеко, туда, где горы сходят в море и люди никогда не слышали о войне, где брат убивает брата.

Пришел Колька в себя не скоро, он не знал, сколько времени миновало с тех пор, как его убивали.

- Вот, - сказал Колька. - Теперь мы совсем родные. А отсюда нам надо уходить. Чечены меня все равно застрелят.

Алхузур молчал.

- Давай спустимся обратно, - предложил Колька. - Там внизу теплей.

- Там быэц стрылат, - с боязнью произнес Алхузур.

- А здесь чечен стреляет... - воскликнул Колька.

- Выздэ плох! - Вздохнул Алхузур. - А зычем они стрылат? Ты пынымаш?

- Нет, - сказал Колька. - Я думаю, что никто не понимает.

- Но оны же больше... Оны же умыны... Тэк?

Колька ничего не ответил. Наступил вечер. Они смотрели на горы, сверкающие в высоте, и не знали, каким дальше жить.

 

 

Еще материал по теме:

Готовые материалы к итоговым сочинениям 2016-2017.

Примеры итоговых сочинений по направлениям 2016-2017.

Примерные темы по направлениям итогового сочинения 2016-2017.

Аргументы по направлениям итогового сочинения 2016-2017.

 

 

Новости итогового сочинения

 

ЧИТАТЬ